Напомним, что эта Конвенция Международной организации труда (МОТ) о минимальных нормах социального обеспечения действует с 1952 г. За это время ее ратифицировали 55 стран, в т. ч. большинство стран Европы, Япония, Израиль, Бразилия, Мексика и др.

Документ охватывает все основные сферы социального обеспечения по старости, болезни (в т. ч. профзаболеванию), безработице и т.д. По всем этим разделам имеется определение покрываемых рисков, фиксируются минимальные требования по денежным выплатам, объему услуг и времени их обеспечения

На ратификации 102-й Конвенции МОТ много лет настаивали профсоюзы, выдвигая это требование на каждой свой коллективной акции, в т. ч. ежегодно на первомайских демонстрациях и митингах. В частности, профсоюзы требовали обеспечить российским пенсионерам размер трудовой пенсии не ниже 40% от утраченного заработка, как это определяется в 102-й Конвенции МОТ.

В связи с правительственным законопроектом о повышении пенсионного возраста профсоюзы настаивали на его «пакетном» сопровождении, т. е. принятии пакета законов социальной направленности, который призван защитить россиян от негативных последствий повышения пенсионного возраста. Полная ратификация 102-й Конвенции МОТ «без изъятий» также входила в «профсоюзный пакет законов».

Сегодня профсоюзные эксперты отмечают, что несмотря на настойчивые требования профсоюзов Конвенция МОТ ратифицирована Россией не полностью: в ней изъят ряд важных пунктов, например, по страховке от безработицы.

Закон о ратификации Конвенции МОТ должен вступить в силу одновременно с изменениями пенсионного законодательства – 1 января 2019 г.