В судебной практике по рассмотрению дел, связанных с вопросами соблюдения требований охраны труда, наметилась тенденция лояльности судов в пользу работников.

«До мая 2018 г. очень сложно решались вопросы защиты интересов пострадавших и членов их семей, если работник формально заключил с работодателем гражданско-правовой договор, - говорит главный технический инспектор Федерации профсоюзов Свердловской области Рэстам Бикметов. - Хотя по существу отношения были трудовыми (т.е. представитель работодателя или сам работодатель руководил действиями работника, а работник или ежедневно, или с определенной периодичностью приходил на место выполнения работ), однако при этом работодатель не брал на себя бремя обеспечения требований охраны труда. Имеется ввиду страхование от несчастных случаев на производстве, выдача СИЗ, обучение, организация безопасного выполнения работ, проведение обязательных медосмотров, оценка условий труда на рабочем месте. Наиболее ярко негативные последствия таких отношений проявлялись при несчастных случаях на производстве, когда пострадавший или его семья оставалась без средств к существованию. Приходилось долго и затратно в судах доказывать то, что отношения между пострадавшим и его «заказчиком» были трудовыми. Часто эти споры не приводили к положительному результату, и люди оставались со своей бедой один на один. На вопрос профсоюза, почему работник соглашается на такое оформление своего труда, люди объясняли свои действия дефицитом хорошо оплачиваемой работы на рынке труда».

В мае текущего года Верховный Суд РФ принял постановление № 15 “О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям”.

«Это постановление на практике распространяется и на отношения и более крупного формата предпринимательской деятельности, - считает Рэстам Бикметов. - В соответствии с решением Верховного Суда при определении наличия трудовых отношений судам предписано исходить не только из наличия (отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т. п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений. Таким образом, уже не работник должен доказывать наличие трудовых отношений, а работодатель должен доказывать наличие гражданско-правовых отношений».

В ноябре 2018 г. Верховный Суд РФ принял Постановление Пленума № 41 “О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов”.

«Таким образом, взамен выпущенных в 1986 и 1991 гг. суд дал новые разъяснения по уголовным делам о нарушении требований охраны труда и промышленной безопасности, которые продолжают вышеобозначенную линию, - подчеркивает главный техинспектор ФПСО. - Верховный Суд РФ разъясняет, что при нарушении правил охраны труда потерпевшими могут быть не только работники, с которыми заключили трудовые договоры, но и сотрудники, не оформленные официально. За что могут понести уголовное наказание руководители организаций, их заместители, главные специалисты, специалисты службы охраны труда. При этом предполагается уголовная ответственность и представителей организации, оказывающей услуги в области охраны труда, или специалистов, которых работодатель нанял по гражданско-правовому договору».